Может быть, так никто и никогда в мире и не узнал бы о небольшом местечке Диканька, раскинувшемся недалеко от Полтавы, если бы не появление украинских повестей Николая Васильевича Гоголя, в которых он обратился к Малороссийской народной теме, одной из которых и были «Вечера на хуторе близ Диканьки» написанные Гоголем в 1829—1832 годах.
    Интерес к фольклору, к народному творчеству очень рано возник у Николая Гоголя. Детство его прошло в Украине, в отцовском поместье Васильевке, которая находилась между Миргородом и Большими Сорочинцами. Картины украинской природы, знакомство с украинскими песнями, «думами», легендами запечатлелись в сознании будущего писателя. Он слушал песни кобзарей, бывал на крестьянских свадьбах, смотрел кукольные представления в украинских «вертепах», а детская любовь к народным сказкам, преданиям и песням с годами переросла в серьезное увлечение.
    В письме к матери от 30 апреля 1829 года Гоголь попросил ее прислать комедии своего отца и ряд этнографических сведений и фольклорных материалов: «Здесь так занимает всех все малороссийское», — объяснял он свою просьбу. В этом же письме Гоголь писал: «...вы много знаете обычаи и нравы малороссиян наших, и потому я знаю, вы не откажетесь сообщать мне их в нашей переписке. Это мне очень, очень нужно». Гоголь просит прислать ему «обстоятельное описание» украинской свадьбы, а также народных поверий и обычаев: «Если несколько слов о колядках, об Иване Купале, о русалках. Если есть, кроме того, какие-либо духи или домовые, то о них подробнее с их названиями и делами; множество носится между простым народом поверий, страшных сказаний, преданий, разных анекдотов и проч... Все это будет для меня чрезвычайно занимательно» (Н. В. Гоголь, т. X, . и 141). Судя по атому письму к матери, можно предположить, что к весне 1829 года замысел «Вечеров» сложился в творческом воображении писателя. Так, благодаря Николаю Васильевичу, и прославилось название небольшого тогда селения под названием Диканька, которая и сейчас вызывает интерес у многих людей знакомых с детства с творчеством великого писателя.

    Карта маршрута. УвеличитьДиканька - большое село, которое занимает по площади довольно солидную территорию в 1172,73 га, поселок городского типа, районный центр с населением более 8,5 тысяч человек. Располагается среди живописных лесов на правом берегу реки Ворсклы в 29 км севернее Полтавы. По ее восточной окраине проходит автотрасса Полтава - Зеньков. Поэтому, чтобы попасть в центр самого поселка необходимо свернуть с этой трассы. Стоит здесь отметить, что до революции 1917 года сама Диканька была небольшим селом, относящимся к Диканьской волости Полтавского уезда. Теперь это районный центр.
    Как ни один населенный пункт Украины Диканька встретит Вас Триумфальными воротами (аркой) - уникальным памятником архитектуры, увековечившим триумф победы над французами в Отечественной войне 1812 года. Сооруженная по инициативе Виктора Павловича Кочубея, Триумфальная арка стала историческим символом Диканьки, и ее неповторимым украшением.
    Триумфальные ворота, как парадный въезд в усадьбу Кочубеев, были открыты 3 августа 1820 г., а построены они были в память о приезде в Диканьку императора Александра I (автор проекта - академик архитектуры Луиджи Руска). Интересно, что эти ворота были открыты задолго до того, как аналогичные сооружения были возведены в России - Нарвская триумфальная арка в Санкт-Петербурге по проекту архитектора П. Стасова (1834 г.) и Московские триумфальные врата на Кутузовском проспекте в Москве известного зодчего И.И. Бове (1827 - 1834 гг.)

    Далее начинается сама Диканька. Происхождение названия Диканька историки связывают с густыми лесами, окружающими ее с давних времен и придающими этой местности дикий вид. Также существует версия, что название происходит от фамилий первых поселенцев края - Дикань или Дикий, которые встречаются здесь и поныне. Но, как мы знаем, фамилии также происходили от рода занятий, или от других факторов. Поэтому, все же вероятнее первое предположение, но спорить не буду.
    На территории современной Диканьки были обнаружены следы 3-х поселений ранних скифских времен, которые существовали здесь еще в VII-VI вв. до н.э. Но первые упоминания об этом селении появляются только в середине XVII в. в 1658 году, когда рядом с ней на Сербинском поле произошел бой между отрядами полтавского полковника Мартына Пушкаря и войсками гетмана Ивана Выговского. А через десять лет здесь же, у Сербинской могилы, состоялась еще одна битва, теперь уже между гетманами Петром Дорошенко и Иваном Брюховецким. Теперь это территория Диканьского регионального государственного парка.


    Триумфальная арка. Современный вид. Фото 2011 г.

    Триумфальная арка. Фото В.А. Светличного, конец XIX в.

    Николаевская церковь

    Здесь мы немного приостановимся, и обратимся еще к одной достопримечательности Диканьки - Николаевской церкви. Церковь эта находится слева от въездной дороги на расстоянии приблизительно 2 километров от Триумфальных ворот.

     Как свидетельствуют не только народные предания, но и архивные документы, в седой древности, когда Диканьскими землями владел архиепископ Черниговский Лазарь Баранович, на одном из пней в лесу близ Диканьки загадочным образом появилась икона святителя Николая. Удивленные прихожане перенесли ее в действующую в то время в селе церковь. Однако на следующее утро иконы в церкви не обнаружили, но опять увидели ее на том же пеньке. Находку возвращали в церковь, но каждый раз она непременно оказывалась снова в лесу. Слава об иконе распространилась, и, чтобы освятить место чуда, решили там построить храм. Так с благословения черниговского святителя, усилиями простых людей и казацкой старшины в 70-х годах XVII века была возведена деревянная Николаевская церковь. На памятном пне установили метровый дубовый крест, а сам храм устроили так, что эта реликвия осталась в его алтарной части. Конечно же, в новом храме Божьем наиболее почитаемой была икона угодника Божьего, которая со временем стала неисчерпаемым источником чудотворения, а окружающий лес с тех пор называют Николаевским.

    С 1660 года Диканька входит в состав Великобудищанской сотни Полтавского казачьего полка. Прошло время, и архиепископ Черниговский передал Диканьские земли генеральному судье Запорожского войска Василию Леонтьевичу Кочубею - внуку Андрея Кучук-бея - выходца из Крымской Орды (родоначальника), принявшего православную веру и поселившегося на свободных землях "Дикого поля" на левом берегу Днепра, и эта акция была подтверждена гетманским универсалом 1687 года. За тем этими землями владел его сын Василий Васильевич (бунчуковый товарищ (1727), с 1727 по 1748 гг. Полтавский полковник. Скончался 21 августа 1743 г в Жуках, где и был погребен, хотя место его захоронения до сих пор остается спорным). В 1754 году сын Василия Васильевича Кочубея - Павел Васильевич получил благословение Киевского митрополита Тимофея (Щербацкого) и перестроил деревянный храм, расширив его. Церковь в то время стала центром паломничества страждущих и обездоленных людей, которые непрерывным потоком стекались к своему Небесному покровителю и утешителю.

    Новая каменная церковь на месте старой деревянной была выстроена в 1794 году на средства его потомка Виктора Павловича Кочубея (11 ноября 1768 г. - 3 июня 1834 г. Погребен в Петербурге в Александро-Невской лавре), который, дослужившись в Петербурге до высоких постов придворной иерархии (1799 г.- граф Российской империи, с 1801 года присутствовал по Высочайшему повелению в 1 департаменте при Его Величестве, Член Государственного Совета, министр Внутренних дел (1802), с 1831 года князь), получил на это синодальное благословение.


    Николаевская церковь. Фото 2011 г.

    Николаевская церковь. Фото В.А. Светличного, конец XIX в.

    Проект храма выполнен в стиле классицизма известным зодчим той эпохи Николаем Александровичем Львовым. Кстати, Львов получал многочисленные заказы от влиятельных вельмож того времени Воронцовых, Завадовских, Безбородко, Кочубеев, а Николаевская церковь в Диканьке была одной из первых построек ротондальной формы, приобретавшая распространение в культовой архитектуре того времени.
    По фасаду храм украшен колоннами, а на входе - портиком дорического ордера с треугольным фронтоном. Невысокий (15 метров) и не очень широкий (25 метров в диаметре), он, кажется, парит в воздухе над окраиной леса. Нежно-белая, увенчанная зеленой полусферой купола, с маленькой позолоченной главкой с крестом, церковь прекрасно гармонирует с окружающим живописным пейзажем.
     При строительстве Николаевской церкви впервые применена система двойного купола, это изобретение позже заимствовал архитектор А.Н. Воронихин при строительстве знаменитого Казанского собора в С.-Петербурге. В межкупольном пространстве на третьем этаже Николаевской церкви, куда ведет узкая боковая винтовая лестница, разместились хоры. Внутренняя поверхность большого купола расписана библейскими сюжетами, среди которых на фоне голубого неба нарисованы ангелы. В барабане купола имеются невидимые изнутри окна, дневной свет, попадая через которые, освещает центральный зал. Когда церковный хор пел во время службы, то казалось, что его мелодичные звуки доносились прямо с небес, а волшебные звуки песен, исходившие высоко над головой, усиливались еще и прекрасной акустикой храма.
    Неразгаданной тайной построения храма являются уникальные "воздушные печи", размещенные между первым и вторым этажами. С их помощью когда-то не только обогревали, но и проветривали помещение, сохраняя постоянную температуру и влажность. И делали это не хуже современных кондиционеров.
     В 1851-1852 годах под церковью была обустроена семейная усыпальница. Здесь похоронены пять князей и три княгини из рода Кочубеев. Первым был похоронен сын строителя церкви Виктора Павловича Кочубея - князь Василий Викторович 1812-1850 гг., проживший всего 38 лет. Камергер двора Его Величества (1845), действительный статский советник, он служил помощником попечителя Петербургского учебного округа, а прославился как археолог и нумизмат, коллекция монет которого (более 700 штук) была одной из крупнейших и самых ценных в России. Рядом похоронена его жена княгиня Елена Павловна (урожденная Бибикова) 1812-1888 гг. Эти два массивных саркофага сделаны из белого мрамора с тонкой резьбой на крышках. Привезены они были специально из Италии. Здесь же под мраморной плитой в полу похоронена и их дочь княжна Мария Васильевна Дурново (урожденная Кочубей) 1848-1896 гг. Глухую стену склепа украшают удивительной красоты мозаичные иконы неизвестных мастеров.
    Здесь же похоронены: владелец Диканьки князь Сергей Викторович 1820-1880 гг.; его жена княгиня Софья Александровна (урожденная Бенкендорф) 1825-1875 гг.; их сын Леонтий Сергеевич 1864-1865 гг., умерший еще в младенчестве; следующий владелец Диканьки - наследник князь Василий Сергеевич 1862-1911 гг. - поручик Кавалергардского полка, адъютант великого князя Владимира Александровича (1887-1890) и его единственный сын - князь Сергей Васильевич 1884-1909 гг. - корнет Кавалергардского полка (1909).
    Каждое захоронение имеет свои отличительные черты, отличается конструкцией, цветом саркофагов и их отделкой. До ограбления усыпальницы в 1919 и 1933 годах особенно выделялась позолота склепа. Роскошь, с которой были сделаны Кочубеевские захоронения, поражает и поныне, ведь они не уступали царским. Сейчас от той роскоши мало что осталось. Сдирая золото со склепов, и ища его в саркофагах, осквернители не гнушались ничем. Мраморные плиты были повреждены, а украшения содраны. Отныне мы можем только догадываться о роскоши этого захоронения.

    Но вернемся опять к самому храму.
    Уникальным является иконостас храма из мореного дуба, выполненный украинскими мастерами-умельцами, которых специально посылали на учебу в Италию. Поражает замечательная тонкая резьба по дереву, обрамляющая иконы, написанные петербургскими иконописцами.
    Также сохранился пол, выложенный из мраморных плит серого, белого и черного цветов и киот над тем местом, где похоронены Василий и Елена Кочубей, памятник из черного мрамора и мемориальная доска в честь князя и княгини. Здесь же стоят иконы святого Василия Великого и равноапостольной царицы Елены. Алтарь из белого мрамора поднят на две ступеньки, а справа - из черного мрамора на три ступеньки поднимается то место, где молились Кочубеи.
    Из глубины XVII в. пришел к нам и пенек с дубовым крестом в алтаре, на котором была обнаружена икона святого Николая-чудотворца, и которая была причиной основания тогда еще деревянной церкви. Эта чудотворная икона когда-то привлекала к себе многочисленных верующих, которых не оставляла надежда на исцеление или лучшую судьбу.
    Бывала здесь не раз и Мария Ивановна Гоголь-Яновская из Васильевки, находящейся в тридцати верстах от Диканьки. Расстроенная горем от появления уже второго мертворожденного ребенка, в свои семнадцать лет она не раз ездила сюда к образу Святого Николая-угодника, вымаливая жизнь и счастливую судьбу для третьего будущего ребенка, много раз просила  угодника заступиться  за  них,  даровать  им здоровое  дитя; судьба
    сжалилась над ней - родился сын... В честь этой церкви и ее чудотворной иконы она и нарекла новорожденного сына Николаем. Который впоследствии стал великим писателем, и часто посещал Николаевскую церковь.
    Быт    детства Гоголя соединял прозаическое настоящее  с призрачно-сказочным прошлым. А Васильевка была всего в 30 верстах от Диканьки, о которой рассказывали много легенд. Когда-то там стояли  густые дикие дубовые леса.  В их  заросли  не  попадал  солнечный луч, там водились русалки и лешие, но  уже значительно  разреженные топором, они все равно пугали  своей таинственной темнотой  и  глубиной. А сердце  так и замирало, когда он стоял в Диканьской  церкви перед  иконой  Николая-чудотворца, о  которой рассказывали, что  она исцеляет  болящих  и  калек,  дает силу падшим.
         Далекое  прошлое напоминало о себе. В  Диканьской церкви за алтарем  хранилась  окровавленная  рубашка  Василия Леонтьевича  Кочубея, в которой  он  был  казнен Мазепой. Здесь же поодаль,  в дубовой роще, стоял дуб, возле которого встречались Матрена Кочубей и старый гетман Мазепа.
    По легенде, именно в этой церкви отпевал Хома  Панночку из его повести "Вий".


    Колокольня Николаевской церкви. Фото 2011 г.

    Колокольня Николаевской церкви. Фото В.А. Светличного, конец XIX в.

    Рядом с храмом расположена оригинальная каменная колокольня, построенная по проекту архитектора Луиджи Руска, Строительство ее было начато несколько позже и завершено из-за финансовых трудностей лишь в 1827 году. Она представляет собой двухъярусную каменную постройку, для которой специально были изготовлены два колокола - весом 2.5 и 8 пудов. В ясную погоду мелодичный перезвон этих колоколов можно было услышать даже на окраинах Полтавы.

     ... После революции 1917 года церковь претерпела немало горя и разрушений, однако выстояла. В 30-х годах вокруг нее вырубили лес, сняли ограждение - мраморные столбы с массивными чугунными цепями, вывезли каменные плиты мостовой, выложенной для крестных ходов вокруг церкви. В период гражданской войны и голода 1932-1933 годов были разграблены княжеские захоронения в склепе под храмом. Церковь не раз закрывали, но она действовала. В тяжелые годы Великой Отечественной войны верующие собрали солидные средства в фонд Победы, здесь служилась специальная литургия: "... в помощь нашу и подаждь воинств нашему в Имени твоем победит".

     В 1963 году храм вновь закрыли и вскоре в помещении организовали атеистический музей. С 1985 года Николаевская церковь была признана памятником архитектуры и стала отделом государственного историко-краеведческого музея. Во время этой неразберихи исчезли многие предметы церковного имущества: иконы XVII-XVIII веков, кресты, подсвечники, старинные книги и другие ценные реликвии. И только в 1998 году храм был вновь возвращен верующим. 16 июля 1989 года состоялось его торжественное открытие и новое освящение.

    Древний пень, на котором когда-то произошло чудо явления святого образа, и сейчас находится в алтарной части храма. Сама чудотворная икона святителя Николая, как считают современные историки-краеведы, хранится в фондах Полтавского картинной галереи, но реставрации якобы уже не подлежит (!?).

    Возле дороги напротив Николаевской церкви выстроена небольшая деревянная ветряная мельница. Когда-то в таких мельницах мололи муку жители местных сел.

    Вообще, как Вы уже успели заметить, Диканька окутана легендами и преданиями. Здесь переплетается реальное с невероятным, прошлое - с настоящим. На этой территории создан региональный ландшафтный парк "Диканьский", здесь находится семь памятников природы, в том числе общегосударственного значения - урочище "Парасоцкий лес", "Кочубеевские дубы", "Сиреневая роща", "Еловый лес" и "Пивоварские пруды". А какая здесь красивая природа и чистый воздух.

    Кочубеевские дубы

     Слева от Николаевской церкви на расстоянии 300 м по лесной дороге находится памятник природы, с 1964 года охраняемый Законом Украины - Кочубеевские дубы. Это все что осталось от большой дубовой аллеи, украшавшей когда-то въезд в первую усадьбу Кочубеев со стороны Полтавы и воспетая Александром Пушкиным в поэме "Полтава". От нее сохранились лишь 4 огромных дерева (одно стоит отдельно, рядом с дорогой, недалеко от лесничества) в возрасте около 800 лет с диаметром ствола 1,5-1,8 м и высотой 20-22 м. По легенде, возле одного из гигантских дубов с 14-аршинным охватом (не сохранился), юная Мария (Матрена) Кочубей встречалась с Иваном Мазепой. Этот дуб так и назывался в народе: дуб Марии или дуб Мазепы. Существует поверье: если прижаться к любому из этих могучих деревьев, то можно и себе перенять его здоровье, мощь и долголетие.


    Кочубеевские дубы. Фото 2011 г.

    Кочубеевские дубы. Фото В.А. Светличного, конец XIX в.

    Долгие годы Ивана Мазепу связывала крепкая дружба с Василием Кочубеем. Но прошло время, и, как это бывает, близкие приятели и соратники стали заклятыми врагами. А причиной этого стала страстная любовь уже немолодого гетмана Мазепы к юной дочери Кочубея Матрены...

    Разные источники представляют Матрену Кочубей как очень красивую и к тому же не по годам умную девушку. А за Иваном Мазепой смолоду тянулась слава любителя женщин, поэтому он никак не мог не обратить внимания на юную красавицу. И хотя и приходился он Матрене крестным отцом, все же воспылал чувством к юной девушке - так, как по его словам, еще никого и никогда не любил. Необходимо сказать, что и Кочубеевна ответила ему взаимностью, полюбив Ивана Степановича не менее сильно и пылко. А Мазепу было за что полюбить! Несмотря на возраст (Мазепе было тогда около шестидесяти лет), он сумел сохранить привлекательность. Был по-прежнему строен, имел красивые, выразительные глаза. А что касается мужской силы, то мог дать фору любому.
    Матрене на то время (1704 год) было не больше шестнадцати лет, и, как у большинства молодых людей, чувства девушки превалировали над разумом. А гетман хорошо научился ставить разум над чувствами там, где это было необходимо. Но все же у Ивана Мазепы и у Матрены Кочубей было то, что их объединило - искренняя и глубокая любовь. Это и было причиной того, что во время одного из визитов к Кочубеям Мазепа попросил у родителей руки дочери...
    Конечно, вполне возможно, что к чувствам влюбленных добавились и некоторые чисто прагматические расчеты. Нельзя, например, исключать, что у Матрены могло возникнуть не по годам честолюбивое желание сделаться гетманшей, да и сам Иван Мазепа, может быть, делал этот шаг также и для того, чтобы в перспективе еще больше укрепить узы своей дружбы с семьей Василия Кочубея. А времена тогда действительно были непростые. Российская империя  уже втянулась в войну со Швецией. Рядом, в соседней Польше, бушует жестокая гражданская война. А царь Петр вынашивает какие-то сомнительные реформы, в результате которых  украинский гетман превратился из полноправного правителя Украины в обычного царского генерала. Дело еще было и в том, что за два года до этого, в 1702 году, умерла его жена.
    Однако Василий Кочубей, и его жена решительно отклонили предложение Мазепы, имея на то достаточно веские основания. Во-первых, намечался типично неравный брак, в котором жена была бы почти на полвека (!) моложе мужа... Во-вторых, и это было гораздо более существенно, по церковным канонам было невозможно, чтобы брачный союз был заключен между крестным и крестницей. Правда, Мазепа все равно настаивал на своем, но перед лицом серьезных аргументов прекратил дискуссию и отбыл в свою резиденцию, не переставая, однако, мечтать о юной Матрене...

    В один из декабрьских дней к Кочубеям приехал слуга Мазепы, который привез им в подарок от своего хозяина много рыбы. Улучив минуту, слуга переговорил тет-а-тет с Матреной, передав ей просьбу Мазепы, которая была, мягко говоря, дерзкой. Гетман предлагал любимой бежать из отчего дома к нему. Кроме того, желая сделать свою просьбу более убедительной, Иван Степанович обещал дать своей возлюбленной 10 тысяч червонцев (по тем временам это была огромная сумма) в случае, если Матрена его предложение примет...
    Девушка мучительно колебалась, понимая, какой скандал может вызвать такой поступок. Но приезжающие к Кочубеям слуги Мазепы вновь и вновь склоняют ее к побегу... И однажды Матрена все же решилась соединиться с любимым.
    Им суждено было пробыть вместе очень недолго. Однако в любом случае те часы и минуты, которые они провели наедине, были счастливейшими в их жизни. Мазепа и Матрена поклялись  в том, что несмотря ни на какие обстоятельства никогда не перестанут любить друг друга. Следует подчеркнуть, что Иван Степанович вел себя с Матреной исключительно благородно. В его роскошных апартаментах дочь Кочубея сберегла девичью честь.

    Кочубей быстро обнаружил исчезновение дочери и без труда догадался, где ее следует искать. А Мазепа, как опытный политик и прекрасный игрок, быстро осознал, какие негативные последствия может иметь дальнейшее пребывание Матрены в его резиденции. И гетман идет на попятный. Несмотря на слезные мольбы любимой не отправлять ее домой, Мазепа просит царского полковника Анненкова (это офицер был официальным представителем Петра I в гетманской столице Чигирине) отвезти Матрену к родителям...
    Вполне естественно, что ожидало юную Кочубеевну в отчем доме. Жизнь ее становится просто невыносимой из-за постоянных родительских обвинений и упреков. Дело доходило даже до того, что в припадках ярости она плевала в лицо отцу и матери. Потрясенные родители не сомневались, что Мазепа чем-то навеки околдовал их дочь.

    Несмотря на жестокую разлуку, Иван Степанович и Матрена не переставали любить друг друга. Между ними завязывается тайная переписка, в ходе которой Мазепа отправил любимой 12 писем. Мазепа уже не приглашал Матрену, как прежде, к себе во дворец, да и каких-либо других путей, ведущих к их общему счастью, не предлагал... Вполне закономерно, что девушка довольно быстро почувствовала себя преданной, и ее пылкая любовь к Мазепе постепенно уступает место горькой обиде и чувству глубокой неприязни к человеку, которого она еще совсем недавно чуть ли не боготворила.
    Надо сказать, что перемену отношения любимой к себе Мазепа ощутил быстро. И попытался сделать все возможное, чтобы не допустить окончательного разрыва отношений. Есть также данные, что гетман пытался повлиять на  родителей Мотри, чтобы все-таки добиться у них согласия на женитьбу. Однако все было напрасно. Любовь Матрены к гетману угасла раз и навсегда.

    Напряженные отношения между Мазепой и семьей Кочубеев, вызванные скандальным романом, внешне нормализовались. Гетман, как и раньше, часто навещал семью своего старого товарища, нередко виделся и разговаривал с Матреной, однако возврата к прежним отношениям, конечно же, быть не могло. Нормализация же отношений между гетманом и Кочубеями была чисто напускной. Конечно же, Кочубей и его жена возненавидели Мазепу, будучи уверенными, что он обесчестил их дочь. Ощущение несмываемого позора породило у них жажду жестокой мести. Кочубей пишет Петру I обстоятельный донос на гетмана, в котором обвиняет его в государственной измене (хотя, в действительности Мазепа уже тогда вел тайные переговоры с Карлом XII), и вскоре с другим противником Мазепы - полтавским полковником Искрой - уезжает к могущественному русскому самодержцу...

    Однако Кочубей не учел несколько важных обстоятельств. Во-первых, сам гетман был у царя на прекрасном счету. Во-вторых, еще до "миссии" Кочубея и Искры Петр I получил много других доносов на Мазепу, но не принял всерьез ни один из них. Царские следователи пытками выбили у доносчиков признание в том, что они хотели оклеветать гетмана из корыстных побуждений. После этого царь возвратил закованных в кандалы Искру и Кочубея в Украину, где они по приказу Мазепы были казнены...

    Вскоре и сам Иван Мазепа бесславно закончил свой жизненный путь. Он, как известно, перешел на сторону шведского короля Карла, а после поражения под Полтавой оказался на турецкой территории и вскоре умер. Дальнейшая судьба Матрены Васильевны Кочубей достоверно неизвестна. По некоторым данным, она стала женой видного украинского военачальника, по другим - ушла в монастырь, решив после ранних земных испытаний посвятить себя служению Богу.
    Вот такая грустная, но полная интриг история.

    Сиреневая роща и Пивоварские пруды.

    От Кочубеевских дубов напрямик через лес (метрах в 500-х) по лесным тропам можно добраться до Пивоварских прудов и Сиреневой рощи. Возможно, это сделать по асфальтированной дороге в объезд, но это будет немного дольше. Название этих прудов происходит от пивоваренного завода Кочубея, построенного на берегу. Чистейшую когда-то воду из этих прудов использовали для приготовления этого напитка. Стоит заметить, что Кочубеевское пиво до революции 1917 года пользовалось большим спросом в царской России.

    Сиреневая роща была заложена Виктором Павловичем Кочубеем в 20-е годы XIX в. в карьере глубиной до 5 метров. В этом карьере когда-то добывалась глина для кирпичного завода. С тех пор эта роща площадью в 2 га стала уникальным памятником садово-паркового искусства. А в народе о роще существует такая легенда:
    "... Имел (тогда еще граф) Виктор Павлович Кочубей тринадцать детей. Одна из его дочерей Анна заболела ... Не помогали ей ни столичные развлечения, ни европейские лекарства, ни далекие путешествия. Посоветовали врачи поразить ее чем-нибудь необычным. Вот и велел богатый отец засадить уже ненужную после закрытия кирпичного завода огромную яму сиренью разных сортов, привезенных из-за рубежа, разбить здесь аллеи, поставить беседки ... И вот весной привезли в рощу угасающую Анну. Чтобы набраться в дороге побольше впечатлений, отправили ее из Петербурга окружным путем: сначала в Москву по железной дороге, далее на пароходе по Волге и Каспийскому морю, в конной карете через Кавказ, затем через Черное море и солнечный Крым, а за тем по Днепру. Как и ожидалось, "Сиреневая яма" произвела неповторимое впечатление. Измученная юная Анна повеселела, ей стало лучше. Но отцвела сирень, отошла и жизнь молодой девушки, а "Сиреневая яма" осталась, чтобы каждую весну наполняться неповторимыми запахами и соловьиными мелодиями, чтобы существованием своим исцелять и веселить людей ... "

    Пусть легенда остается легендой, но мы немного ее подкорректируем. У Виктора Павловича и его супруги Марии Васильевны (урожденной Васильчиковой) родилось действительно 13 детей, но посмотрим, было ли к тому времени, когда была заложена Сиреневая роща их действительно - 13. К сожалению, перворожденные дети умирали в очень раннем возрасте (Александр -1803-1808 гг., Павел -1804-1807 гг., Николай -1805-1811 гг., Андрей -1807-1816 гг., Екатерина -1808-1809 гг.). О Елизавете и Елене нет никаких сведений. По этому ко времени закладки рощи в семье было 6 - 8 детей: Наталья (1800-1854 гг.), Лев (1810 – 1890 гг.), Василий (1812- 1850 гг.), Михаил (1816 – 1874 гг.), Сергей (1820 – 1880 гг.) - будущий статский советник и владелец Диканьки, Анна (1813 – 1827 гг.). Вот как раз о последней и идет речь в легенде. Существует еще один вариант легенды, что девушка страдала от первой любви, ну что же можем принять и его, но примите во внимание ее возраст.

     С того времени прошло много лет. Не стало в этой местности Кочубеев. Заросла Сиреневая роща, выродились кусты сирени. Не стало больше того многообразия красок и былой красоты... Последние годы ее несколько расчистили и привели в порядок: обновили дорожки, расчистили кустарники, поставили скамейки, последние два-три года активно подсаживаются молодые кустики декоративной сирени. Но, все равно, побывав здесь впервые в 2011 году, я ожидал увидеть нечто более прекрасное и разнообразное чем кусты обычной (даже не декоративной, разноцветной) сирени. Будем надеяться, что пройдут годы, и Сиреневая роща вновь будет нас радовать многообразием сиреневых кустов.
    Чуть ниже по дороге от Сиреневой рощи, на живописной южной окраине Диканьки, у Пивоварских прудов, по обеим сторонам которых раскинулись знаменитая Сиреневая роща и, посаженный в 1908-1910 годах на площади 4,5 га, еловый лес, ежегодно в мае в дни, когда расцветает сирень (обычно это в конце второй недели месяца), проводится своеобразный праздник "Песни Сиреневой рощи". Здесь создана зона отдыха, место для народных гуляний и проведения различных праздников.


    Страницы <<  предыдущая следующая  >>

Наши друзья :

Українська-Мегашара.нет - портал для всієї України